Новости мятежной Украины

Сакрально-кровавая судьба Крыма

Сакральное место Крыма
Замечание к читателю: Статья содержит довольно тяжелую для психики человека информацию. Детям не читать. Только для взрослых! Отнеситесь с пониманием!

У полуострова Крым есть какая-то своя мистическая судьба.  Сакральное значение Крыма велико и значимо для Планеты. 

Дольмен - сакральное местоВ Крыму, по легендам, спрятаны жезлы власти Гермеса Трисмегиста. В Крым путешествовал через море знаменитый Одиссей, где встречался с Богиней. По дороге в Крым, Одиссей и его команда встречали богов стихий.  В Крыму в подводных ущельях Карадагского заповедника, — Одиссей спрятал сокровища, которые собирал много лет до этого. Много  легендарного можно рассказать о Крыме, — но хотелось бы понять его сакрально-кровавую судьбу. Встает, как говорил когда-то митрополит Питирим (Константин Нечаев), вопрос: не почему, а зачем?

                Историю Крыма тщательно оберегают и скрывают от населения, от всякого интересующегося. Подсовывают какую-то тщедушную литературку в виде исторических мифов Крыма и его народов. Но все это театральная бутафория…  История Крыма суровая, кровавая и ужасная.

                Что на самом деле мы знаем о Крыме? Слишком далеко заходить не будем. Давайте остановимся на времени «завоевания» Крыма Екатериной II.  Якобы во время захвата русской самодержицей, — Крым представлял из себя цветущую жемчужину с прекрасными белокаменными дворцами, причем, мраморными. Где они? Даже основания не осталось. В Крыму цвели сады и росли исполинские дубы, — из которых формировались аллеи, — что говорит об искусственности насаждений.  В 1994-95 гг. я застала 8 таких дубов на равнине под Белой скалой, за городом Белогорск (прежде Карасубазар).  Сегодня из этого числа стоят два дуба (если еще стоят!). В чем особенность этих дубов? В размере. Ширина дуба – нас было 8 человек, и мы еле-еле касались пальцами рук друг друга, обняв дуб вокруг. Высота дуба такова, что яблоневый сад вокруг кажется мелким кустарником.

Александр Пушкин написал о мистике и таинстве одного такого дуба:

У Лукоморья дуб зеленый,

Златая цепь на дубе том,

И днем и ночью кот ученый,

Все ходит по цепи кругом.

Там чудеса, там леший бродит,

Русалка на ветвях сидит.

                Надо сказать, что Александр Пушкин не был романтиком. Жизнь его была слишком суровой и безжалостной к нему.  Кажущийся романтизм Пушкина, — это реалии жизни, он старательно описывал таинства жизни для потомков, надеясь на лучшие времена. Он видел эти лучшие времена, он был уверен в их возврате.  Он видел то, что сегодня сокрыто от глаз обывателя. То, с чем раньше можно было столкнуться запросто, — сегодня доступно лишь избранным. Хотя Пушкина нельзя было отнести к обычным людям, — это был не просто избранный, а посвященный. Причем Великий посвященный, принявший посвящение из рук морской владычицы, из рук царицы. Он был заговоренным от смерти. Но… (это уже другая история).

                Все его сказки, — это знания, облаченные в стихотворную форму.

                Разрушение Крыма начала Екатерина. Затем, разрушением занимались все последующие императоры Российского престола. С этих пор, мы знаем, что Крым в постоянной непонятной войне, в кровавых событиях.  Причем, войны ведутся не только против каких-то заокеанских захватчиков, а против населения Крыма. Сразу уничтожить население невозможно. Горы, рельефность местности, пещеры, море, ущелья, — все это позволяет скрываться по многу лет людям, сумевшим избежать  массового уничтожения. Поэтому новая рейдерская власть делала кровавый бросок, уничтожая верхушку населения, затем монотонно истребляла оставшийся без поводырей народ.

Итак, цветущий остров был предан со времен Екатерины уничтожению и разорению. Дворцы срубались под корень. Камни жители разносили по своим лачугам, затем и эти лачуги, построенные из мраморных остатков, — сносились, разрушались под корень. Постепенно уничтожалось все, что могло напомнить о славном прошлом целой страны-острова. Могучего центра правления народами.

                В 1920 году, 14 ноября, Крым покинул последний корабль с остатками белой армии. Заметьте, и тогда население делили на белых и красных, теперь на голубых и оранжевых.

                14 ноября – день моего рождения, поэтому эту дату последнего парохода из Крыма, я запомнила хорошо. Об этом пароходе мне рассказывала моя хорошая знакомая Ирина Кунина-Александер, которая прожила в Женеве до 105 лет. Она была последним пассажиром, поднявшимся на борт парохода, уходившего в Стамбул. Ее, с большим животом, поднимали на лебедке на борт корабля. Пароход уже отошел от причала, когда ее муж, полковник контрразведки, закончил последние дела на берегу, и, прыгнув в лодку, подхватил свою беременную жену на руки.

                Что за государство существовало на территории нынешнего Крыма,  — из советской литературы трудно определить. Население было интернациональным: французы, итальянцы, греки, немцы, крымские коренные народы, в том числе  тавры и караимы.

                Екатерина уничтожила практически все население полуострова. Уничтожение коренных жителей, ведет к уничтожению истории. Нет людей, нет их домов, нет книг, — нет и истории.  Екатерина начала писать-создавать историю заново. В это время в Крым были приглашены иностранные гости, или они без приглашения приехали. Но, теперь уже основное население составляли совершенно другие национальности, переселившиеся из Западной Европы.

                1920-1921 гг – Крым превратился в кровавый алтарь. Цветок революции – красная гвоздика, — принес кровь. Население Крыма вновь подверглось уничтожению. Причем, происходило это в сжатые сроки. Секс и кровь, — две составляющие кровавого года, когда в Крым была назначена комиссаром Розалия Залкинд. Вместе с венгром Бела Куном они поставили перед собой ту же цель, что до них ставила перед своим войском Екатерина, получив верительные грамоты от прежних властителей среднего звена, — уничтожить всех и все до последнего камня. С той лишь разницей, что Екатерина, вернее Потемкин-Таврический, потратили на это несколько лет, — а Залкинд уложилась меньше, чем за год, кажется месяцев за 8.  Историк Мельгунов в  книге «Красный террор» описывает ужасные деяния Землячки, действовавшей вместе с венгерским коммунистом Белой Куном. «Психопатическая, садистическая личность, Розалия Залкинд (Землячка) не только отдавала приказы о массовых казнях, но и сама любила принимать в них участие.  Ее свирепость поражала большевистских палачей. Очевидцы вспоминали: «Окраины города Симферополя были полны зловония от разлагавшихся трупов расстрелянных, которых даже не закапывали в землю. Ямы за Воронцовским садом и оранжереи в имении Крымтаева были полны трупами, слегка присыпанными землей, а курсанты красной кавалерийской школы ездили туда выбивать камнями золотые зубы изо рта казненных». Уничтожение людей принимало кошмарные формы. Приговоренных грузили на баржи и топили в море. Привязывали камень к ногам, так как Розалия Землячка дала установку: «Жалко на них тратить патроны. Топить их в море».

Представитель Наркомнаца в Крыму М.Х.Султан-Галиев был еще более резок в оценке того, что творилось на полуострове: «Такой бесшабашный и жестокий террор оставил неизгладимо тяжелую реакцию в сознании крымского населения. У всех чувствуется какой-то сильный, чисто животный страх перед советскими работниками, какое-то недоверие и глубоко скрытая злоба».

               Страшная резня офицеров в Крыму под руководством Землячки и Куна заставила содрогнуться многих. Творившиеся на полуострове зверства вызывали возмущение и целого ряда партийных работников. Спустя ровно месяц после взятия Крыма, 14 декабря 1921 года, Ю.П. Гавен пишет письмо члену Политбюро РКП (б) Н. Н. Крестинскому, о том, что, не имея сдерживающего центра, Бела Кун «превратился в гения массового террора».

                Приговоренных к смерти заставляли рыть себе могилы, затем приказывали им становится лицом к дышащему сыростью и влагой раскопу, после чего стреляли им в головы. Спустя какое-то время на расстрелянных падали свежие трупы тех, кто был казнен несколькими минутами позже.

              Так продолжалось, пока могильная яма не заполнялась трупами до краев.

Расстрелы проходили на Максимовой даче, на Английском, Французском и Городском кладбищах, а также в Херсонесе, неподалеку от башни Зенона. Очевидно, что там казнили людей, которые содержались в концлагере, организованном на территории Херсонеского  Свято-Владимирского монастыря, основанного в 1850 году на месте, где, согласно преданию, в 988 году крестился Святой Равноапостольный князь Владимир.

                По городу были расклеены объявления, в которых сообщалось, что такого-то числа в городском цирке состоится общее собрание всех зарегистрировавшихся бывших, а также все тех, кто по каким-то причинам до сих пор не прошел регистрации. Цирк располагался на Новосильцевской площади (ныне пл. Ушакова), у подножия Исторического бульвара, где сходились Екатерининская, Большая Морская и Чесменская улицы. В назначенный день цирк и вся площадь были в буквальном смысле слова забиты законопослушными бывшими (общее число поверивших красным насчитывало несколько тысяч). Во второй половине дня все примыкающие к площади улицы были блокированы войсками. Всех, кто находился на площади, начали медленно оттеснять в сторону Особого отдела дивизии. В концлагерь чекистами был превращен целый квартал.

               «Подвальные окна и часть окон первых этажей были забиты, заборы внутри квартала разобраны – получился большой двор. Кроме того, по периметру занятых зданий тротуары были отделены от мостовой двух – трехметровым проволочным заграждением и представляли собой этакие загоны».

                Именно сюда заключили несколько тысяч «буржуев», попавшихся на большевистскую удочку, поверив, что их не станут преследовать и позволят честно работать на благо Отчизны. Первую ночь, обманутые коммунистами люди, стояли во дворах и загонах, согнанные туда, будто скот. Потом, «в течение двух дней их…не стало, и проволочную изгородь сняли».

               Поскольку многие из пленных были местными жителями, их близкие родственники, родители, дети и жены со слезами на глазах стояли напротив проволочной изгороди и ждали, проклиная себя за доверчивость, и в то же время, слепо надеясь на чудо.

               В 1921 году Розалия Самуиловна Залкинд, в награду за свои «подвиги», получит орден боевого Красного Знамени. Благополучно пережив сталинские репрессии, она умрет своей смертью в 1947 году. А в 2012 г на баррикадах Болотной площади в Москве появится ее правнук, — лидер Левого фронта Сергей Удальцов (Тютюкин), который тоже поведет за собой народ на растерзание и заклание нового алтаря. Нелюди-звери, — это наследственное, семейное. Все кровавые лидеры, которые всплыли на гребне Революции 1917 г., — оставили после себя потомство, которое в той или иной степени продолжает начатые ими дела.

               Крымские трагедии имеют  мистический, сакральный аспект. Уничтожение сотен тысяч людей, имело такой же ритуальный характер, как и аналогичные чекистские зверства в Киеве, Харькове и Одессе.

Узнаете? Если вы прочитали выше по тексту журнала статью «Армия нелюдей натаскивается на большую кровь», то увидите сходство, даже в сооружении трехметровых колючих изгородей, куда загоняли людей, как скот. Кровавые мясорубки уже происходили. Опробовали в Крыму в начале ХХ века, а потом по всему миру пустили. В Африке это совершили в конце века ХХ. И символично, что участником африканской мясорубки, — был последыш первых революционных нелюдей.  И если у Сергея Удальцова мясником была прабабка Розалия Залкинд (потом Самойлова), то у Юрия Синежука таким мясником была бабка Евдокия Дзергун (теперь Мазепа).

Зарождение массовой нелюди проходило в Крыму: звери превращали в зверей нормальных людей. Массовый голод, начавшись в августе 1921 г.,  продолжался до лета 1923 г. и унес более ¾ населения. Наиболее пострадали от голода весь Ялтинский округ, Евпаторийский, Судакский, Карасубазарский, Коккозский, Бахчисарайский, Балаклавский районы, где голодало практически все население.  В суточной сводке ЧК от 3 марта 1922г. сообщалось, — «ужасы голода начинают принимать кошмарные формы. Людоедство становится обычным явлением. <…> Но если в городах заметны кой-какие признаки помощи, то в деревнях голодающие оставлены абсолютно на произвол судьбы». Безысходность, злоба. Чекисты не выпускали людей из Крыма. Крым из полуострова превратился в закрытый остров, — своеобразный концлагерь. Люди начинали сходить с ума. Количество уничтоженных в концлагере с солнечным названием Крым, — не известно. Документов много, но данные уничтожены, да и не считаны. Уничтожали всех подряд.

«…Одна из жительниц Карасубазара зарезала своего 6-летнего ребенка, сварила его и начала есть вместе с 12-летней дочкой».

«…Мы вымираем, все гибнет, нет никакого просвета, — читаем в одном из писем, опубликованном 28 июля 1923 г. в российской эмигрантской газете «Новое Время». — Былое благосостояние исчезло. <…> Всего больше пострадали в последнее время деревни, расположенные вдоль железной дороги. Особенно деревни на пути из Джанкоя в Феодосию. В приходском селе Цюрихталь (ныне — с. Золотое поле Золотополенского сельского совета), в немецкой колонии, в прошлом году вымерла значительная часть населения от голода. Школа закрыта уже второй год, т.к. учителя голодают и бегут. Урожай плохой, засеяно мало, фруктов нет.

 Все немецкие колонии сильно пострадали. В Судаке очень много умерло от тифа». «В Конграте (ныне — с.Маковка Пушкинского сельского совета) за последние два года не сеяли. Таймас и Шайх Али в лучшем положении, но в Шайх Али снова свирепствует тиф, а медикаментов нет совсем».

                В 1921 — 1922 гг. в одном только Феодосийском уезде, по официальной статистике, голодало 49 тыс. человек. Многие деревни горного Крыма вымерли практически полностью.

Мы знаем красивые стихи коктебельского поэта, Максимилиана Волошина. Читали ли вы его жуткое стихотворение «Голод», которое он написал, как очевидец и современник: 13 января 1923 г., Коктебель (стих приводим не полностью). Эти стихи похожи на стихи Ю.Синежука из Руанды. Читая, понимаешь, что ужасы мог описывать только человек, увидевший все своими глазами.

Голод

Землю тошнило трупами, — лежали

На улицах, смердели у мертвецких,

В разверстых ямах гнили на кладбищах.

В оврагах и по свалкам костяки

С обрезанною мякотью валялись.

Глодали псы оторванные руки

И головы. На рынке торговали

Дешёвым студнем, тошной колбасой.

Баранина была в продаже — триста,

А человечина — по сорока.

Душа была давно дешевле мяса.

И матери, зарезавши детей,

Засаливали впрок. «Сама родила —

Сама и съем. Ещё других рожу»…

Голодные любились и рожали

Багровые орущие куски

Бессмысленного мяса: без суставов,

Без пола и без глаз. Из смрада — язвы,

Из ужаса поветрия рождались.

Но бред больных был менее безумен,

Чем обыденщина постелей и котлов.

Племя нелюдей, однажды появившееся на территории Великой России и Крыма, — расплодилось, оказалось живучим, смешавшись с населением, в основном низких социальных слоев. С культурным слоем населения нелюдям трудно было смешиваться, более развитые люди видели искусственность нелюдей, чужеродность. Поэтому нелюдь уничтожала культурный слой, чтобы выжить самой. Нелюдь – это особая порода полулюдей, полузверей, — похоже, на искусственно выведенную породу этаких зверей в человеческом теле. Их в Имперскую Россию забрасывали вагонами с Запада и из Китая.  Они говорили по-русски, но в России до этого не жили, — это были иностранцы, — непонятно из какой страны. Говорили, что часть приехала из США. Но США в то время только начинали развиваться. Возможно, Николай Рерих, который был слугой всех господ, — привез эдакий «подарочек» в пробирках из пещер Гималаев.

Как бы там ни было, — в Россию прибывали эшелоны человекоподобных зверей, с почти нулевым менталитетом, — приоритетом у которых были только животные наклонности, как у собаки доктора Павлова: еда, секс, кровь.

Отрезав нарождающуюся молодежь от культурного слоя населения, поголовным уничтожением последнего, — оккупанты России принялись за воспитание по своим законам. Менталитет и сознание молодых поколений быстро изменились.

По рассказам Евдокии Дзергун/Мазепы, бабки Синежука, — которая всю свою сознательную жизнь проработала в психоневрологическом диспансере села Стрелечье на границе Харьковской и Белгородской областей, — в их больнице проводили с самого основания некий эксперимент в рамках государственной секретности. Заключался эксперимент в том, что вполне здоровых людей, многие из которых были довольно умны и имели хорошее образование, — помещали в одни отделения со «скотом» в человеческом обличии. Это было психологическое давление на «культурных» и совершенно здоровых пациентов. Но суть этого эксперимента заключалась в том, чтобы насильно скрещивать здоровых и умных людей со зверями в человеческой шкуре, которые в свободной жизни не смогли бы скреститься, из-за большой разницы менталитета. Таким образом, зверям «давали» ум. Эксперимент продолжается до сих пор. Из дурдомовского села вылетают птенцы,  речистые, в меру грамотные, но живодеры внутри. Их приоритетом остаются три составляющие: секс, еда, кровь. И если в других селах Украины и России молодежи почти нет, то здесь всегда на улицах не стихает молодой смех. Молодежи удивительно много.

Нелюдь себя приспосабливала и адаптировала к человеческой жизни, заботясь о продолжении рода. Теперь их не сосчитать и не понять: кто это? Человек или зверь. Они сами они чувствуют друг друга, по запаху, по повадкам, по менталитету, понимая друг друга без слов. Может быть, по этой причине Синежук называет себя «внебрачным сыном Могилева» и его «советником». Вероятно, связь существует.

С отъездом Розалии Залкинд, — кровавые расправы в Крыму не закончились, но форма сжатости времени, — изменилась на спокойно текущую.

В начале войны и перед войной из Крыма начали вывозить население по национальному признаку. С одной только железнодорожной станции Феодосии в вагонах было отправлено в неизвестном направлении 61 000 немцев. Кто же населял Крым перед войной. Кого убивали и не добили кровавые красные нелюди? Известно, что, к примеру, в той же Феодосии жили разные национальности, основной костяк составляли итальянцы и французы. Конечно, жили и болгары, и греки. Если вывезли 61 тысячу немцев, то сколько же вывезли итальянцев? Куда их дели? Перед Второй Мировой войной Крым не пустовал, Крым был густо населен, но куда вывезли итальянцев и французов, — не известно. Да и сам факт отправки железнодорожных составов с немцами, итальянцами, французами, — остается за рамками официальных данных. Их просто не было. По одному этому факту можно догадываться, куда проследовали набитые до отказа эшелоны с людьми западных национальностей.  Их могли просто затопить в том же Черном море. Ведь от этих людей ничего, даже памяти не осталось.

В начале войны Крым был почти пустой. В это время в Крым заходили армии, всего пять армий.  Но что мы знаем о них? Что это были за армии? Скорее всего, — двойники уже существующих и воюющих на фронтах страны. Чем занимались пять армий на территории маленького острова?

Судя по рассказам местных жителей Феодосии и окрестных сел, — Крым был любимым местом Иосифа Сталина и Лаврентия Берии. Они здесь частые «гости», если можно так назвать властителей Крыма. Да, Сталин здесь был, как у себя дома. Под руководством Берии в Крыму, в ущелье Кызыл Таша строился подземный комплекс. Многие сооружения, с грифом особой секретности, засыпаны в настоящее время землей, и возвышаются холмами.

Строительство особых объектов, именно в части Карадагского заповедника, — слева и справа от него, — началось в конце 20-х годов, и закончилось с окончанием войны. Феодосия и Орджоникидзе были закрытыми городами. Туризм здесь не развивался. Чтобы не ехали люди.

Глубочайшее ущелье Кызыл Таш было нашпиговано подземными тоннелями, бункерами, ровно, как и горы, образующие чашу вокруг образовавшегося поселка Краснокаменка. Вот вам и ответ на вопрос, — куда делись пять армий? Часть армий, принимавших участие в строительстве бункеров и города под городом, — была ликвидирована. Видимо, их постигла участь быть замурованными в бетон, или же по методу Розалии Залкинд, — стать узниками моря. Зато высший военный состав, руководивший стройкой, — приезжал награждать лично товарищ И.Сталин. Тогда многие получили лампасы и звезды генералов. Это сейчас, смотря на генерал-полковника А.Могилева, можно фыркнуть: да разве это трудно? В те, далекие времена, получить генерала было практически невозможно, слишком надо было вылезти из шкуры, чтобы получить такое почетное звание, о которое сегодня вытирают ноги воры и мародеры. Для всего высшего состава был построен в Феодосии один особый дом, красного цвета, представляющий куб с внутренним двором, с закрывающимися воротами во двор. В этом доме доживают свои последние дни, еще оставшиеся в живых, герои застройки Кызыл Таша. Эти люди до сих пор хранят молчание. Язык их крепко прирос к нёбу, помня о зачистке пяти армий, о которых никто никогда не узнает.

Кстати, солдатам было поручено засаживать деревьями пустынные горы Крыма. В Крым была завезена особая итальянская сосна, которая и составляет основу лесов.  А вот дубы не приживаются, — покрываются мхом, искривляются, низкие, корявые. Для дубов здесь погибель.  С какой целью засаживали пустующие горы, — неизвестно. Версий может быть много.

Однажды, прочитала один очень «умный» труд ялтинского ученого о том, что в Крыму исчезла растительность, потому что ее большие стада овец съели.  Вот таких «ученых» расплодила Розалия Залкинд.

Если просмотреть историю Крыма ХХ века, то увидим, по крайней мере, два раза, Крым сотрясала кровавая мясорубка нелюдей: в 20-х и 40-х. Если взять во внимание факт уничтожения населения Крыма Екатериной II, то станет понятно, что с какого-то времени Крым превратился в некий жертвенный кровавый алтарь захватчиков, мечтающих о настоящей власти, но не могущие ее получить.

Кстати, после войны, в 1946 году в Крым завозили на постоянное место жительства – заключенных из лагерей, в основном бандитской, криминальной направленности. Конечно, не все были из криминальной среды. Но факт, что они провели много лет в условиях униженности, страха, голода, холода. Я знала одного такого бывшего заключенного Соловецкого лагеря, — известного художника Федора Федоровича Захарова. Все, что я напишу сейчас о нем, — я услышала от него самого. Это был сильный, мужественный человек. Высокий, неуклюжий, как коряга, — он и с людьми общался также коряво. Не любил людей, избегал.

Захаров Федор Федорович, — это имя ему дали перед выходом из лагеря. Федор Захаров был ребенком члена правительства, — которого после ареста родителей, поместили на Соловки,  где он вырос. Во время международной шумихи вокруг политических лагерей, — Максим Горький (Алексей Пешков) посетил Соловки, чтобы отчитаться перед шумным Западом по заданию Сталина. Ему на глаза попался 12-летний мальчик, рисующий цветы. Особенность рисунка Захарова состояла в том, что у него хрусталик глаза воспринимал картинки по-другому, нежели все вокруг: он видел все в квадратном виде, — предмет для него состоял из маленьких квадратиков. Многие его работы подтверждают это. Горькому понравился парнишка и он пригласил его к себе, когда тот выйдет на свободу. После освобождения Федор Захаров приехал и нашел Горького в Москве, поселился не надолго у него в особняке. Начал учиться в художественном училище. Но по распределению, после окончания училища, его, как неблагонадежного, отправили в Крым, «в ссылку», — как называл это художник. Федор Федорович сказал, — нам понятно было, что на нас поставили крест, что мы никому не нужны, что никакого творчества и развития не будет. Я спросила, — почему? На что Ф. Захаров рассказал, что Крым в то время был глухоманью, безлюдным островом, людей заселяли необразованных, с низменными привычками, бывших криминальных зэков. Воры, шпана, моральные уроды наполнили крымские убогие городишки. Почему убогие? Где же богатые итальянские дома? Все было уничтожено теми самыми пятью армиями.  После войны Крым представлял из себя пустынное место, которое начали отстраивать заново, — исходя из нищенских государственных дотаций.

Не надо быть психологом, чтобы понять – в Крым согнали отребье, сломанное, изуродованное лагерями, которым не предложили хорошей жизни, и они продолжали жить нищенской жизнью обиженных людей.  Моральные уроды получили в свои руки жемчужину у ласкового теплого моря. Все привычки и законы лагерей сопровождали их и здесь, на воле. Люди, как положено людям, — плодились, размножались. Но от свиньи не может родиться тигр, и от собаки дворняжки – породистый жеребец. Потомство множилось такое, — каким ему положено было быть: подлость, преступность, воровство в крови. Они смешивались с потомками, которых оставила здесь система Розалии Залкинд, — потому что их, как раз, не выселяли из Крыма. Они оставались жить. Вы представьте, какое получилось потомство от скрещивания пары системы Залкинд-Берия!

Оглядываясь на Крым и анализируя его историю, — страшно становится от мысли, что, видимо, пришло время новой кровавой мясорубки. К власти в Крыму привели людей не просто беспредельщиков бандитов. К власти пришли нелюди, те самые, которые были завезены в 20-х годах ХХ столетия, их потомки. Им необходимо утвердить свое право на Крым. И они готовятся сделать это. Сегодня, как и 92 года назад, о населении Крыма  можно сказать словами Представителя Наркомнаца в Крыму М.Х.Султан-Галиева: «Такой бесшабашный и жестокий террор оставил неизгладимо тяжелую реакцию в сознании крымского населения. У всех чувствуется какой-то сильный, чисто животный страх перед советскими работниками, какое-то недоверие и глубоко скрытая злоба».

               Крым – сакральное место власти. Здесь живут своей жизнью жезлы власти Гермеса Трисмегиста. Здесь живут духи-боги. Отсюда можно творить мировую власть, отсюда можно управлять миром, как это было когда-то.

Конечно, когда знаешь, как это делать. Но управление духами-богами недоступно нелюдям. Поэтому они выбрали единственно доступную и понятную для них деятельность, — время от времени делать встряску богам Олимпа, — обливать их кровью и болью людей, чтобы ослабить их силу, — и шаг за шагом уничтожать их, — обгаживая прибрежную полосу канализацией, горы – трупами, воздух – болью и страхом.

А ведь еще не так давно, правители разных стран приезжали сюда и находили контакт и понимание с богами Олимпа. Вы помните, что московские и новгородские князья ездили в Крым за шапкой на правление, получали разрешение властвовать в своих землях. Что за золотым руном, — грамотой на правление, — приезжали на поклон в Крым заморские правители, в том числе и Одиссей. Как же так получилось, что потеряли мировые правители контакт с землей богов? Как же получилось, что на трон Крыма посадили сегодня человека тщеславного, слабого душой, не грамотного, нищего духом и телом? Неужели не осталось в мире сильных людей, способных взять Крым в свои руки и вернуть ему былую славу Олимпа богов и наделения властью достойных, — шапками Мономаха и золотыми рунами?

Где же пушкинский Руслан, который способен отрубить магическую бороду карлика, превратившего Таврию в Крым, в остров ханженства и мародерства, в остров бесноватой  шпаны.  Где тот волшебный меч, который обрубит кровавую связь с духами нелюдей,  присосавшихся к сакральной земле и пьющих ее соки жизни. Где маги, настоящие, не бутафорские, которые могут занять позиции на каждом холме таврической земли, ключа власти Гермеса Трижды могучего?

Задержался в пути Руслан, и томится в темнице Людмила, милая людям царица. Чаша Грааля не выпита никем. Цветок в горе ждет солнечного луча и похмелья Грааля.

P.S. Понимающий поймет. Не знающий – не осуди.

                                                                                                                              Т.Карацуба Сеид-Бурхан

 

Источник

2,081 просмотров всего, 6 просмотров сегодня

Share